Баллада о цирке

Межиров Александр Петрович

Библиотека → Художественная литература → Поэзия

Метель взмахнула рукавом -И в шарабане цирковомРодился сын у акробатки.А в шарабане для негоНе оказалось ничего:Ни колыбели, ни кроватки.Скрипела пестрая дуга,И на спине у битюгаПроблескивал кристаллик соли.... . . . . . . . . . . . . . . .Спешила труппа на гастроли...Чем мальчик был, и кем он стал,И как, чем стал он, быть устал,Я вам рассказывать не стану.К чему судьбу его судить,Зачем без толку бередитьЗарубцевавшуюся рану.Оно как будто ни к чему,Но вспоминаются емуРазрозненные эпизоды.Забыть не может ни за чтоДырявое, как решето,Заштопанное шапитоИ номер, вышедший из моды.Сперва работать начал онКлассический аттракцион:Зигзагами по вертикалиНа мотоцикле по стенеГонял с другими наравне,Чтобы его не освистали.Но в нем иная страсть жила,-Бессмысленна и тяжела,Душой мальчишеской владела:Он губы складывал в слова,Хотя и не считал сперва,Что это стоящее дело.Потом война... И по войнеОн шел с другими наравне,И все, что чуял, видел, слышал,Коряво заносил в тетрадь.И собирался умирать,И умер он - и в люди вышел.Он стал поэтом той войны,Той приснопамятной волны,Которая июньским летомВломилась в души, грохоча,И сделала своим поэтомПотомственного циркача.Но, возвратясь с войны домойИ отдышавшись еле-еле,Он так решил:«Войну допойИ крест поставь на этом деле».Писанье вскорости забросил,Обезголосел, охладел -И от литературных делВернулся в мир земных ремесел.Он завершил жестокий кругВосторгов, откровений, мук -И разочаровался в сутиБожественного ремесла,С которым жизнь его свелаНа предвоенном перепутье.Тогда-то, исковеркав слог,В изяществе не видя проку,Он создал грубый монологО возвращении к истоку:Итак, мы прощаемся.     Я приобрел вертикальную стенуИ за сходную цену          поддержанный реквизит,Ботфорты и бриджи          через неделю надену,И ветер движенья     меня до костей просквозит.Я победил.     Колесо моего мотоциклаНе забуксует на треке          и со стены не свернет.Боль в моем сердце          понемногу утихла.Я перестал заикаться.          Гримасами не искажается рот.Вопрос пробуждения совести          заслуживает романа.Но я ни романа, ни повести               об этом не напишу.Руль мотоцикла,     кривые рога «Индиана» -В правой руке,     успевшей привыкнуть к карандашу.А левой прощаюсь, машу...Я больше не буду     присутствовать на обедах,Которые вы       задавали в мою честь.Я больше не стану             вашего хлеба есть,Об этом я и хотел сказать.                 Напоследок...Однако этот монологЕму не только не помог,Но даже повредил вначале.Его собратья по перуСочли все это за игруИ не на шутку осерчали,А те из них, кто был умней,Подозревал, что дело в ней,В какой-нибудь циркачке жалкой,Подруге юношеских лет,Что носит кожаный браслетИ челку, схожую с мочалкой,Так или иначе. Но факт,Что, не позер, не лжец, не фат,Он принял твердое решеньеИ, чтоб его осуществить,Нашел в себе задор и прытьИ силу самоотрешенья.Почувствовав, что хватит силВернуться к вертикальной стенке,Он все нюансы, все оттенкиОтверг, отринул, отрешил.Теперь назад ни в коем разеНе пустит вертикальный круг.И вот гастроли на Кавказе.Зима. Тбилиси. Ночь. Навтлуг*.Гастроли зимние на юге.Военный госпиталь в Навтлуге.Трамвайных рельс круги и дуги.Напротив госпиталя - домик,В нем проживаем - я и комик.Коверный двадцать лет подрядЖует опилки на манеже -И улыбается все реже,Репризам собственным не рад.Я перед ним всегда в долгу,Никак придумать не могуСмехоточивые репризы.Вздыхаю, кашляю, курюИ укоризненно смотрюНа нос его багрово-сизый.Коверный требует репризИ пьет до положенья риз...В огромной бочке, по стене,На мотоциклах, друг за другом,Моей напарнице и мнеВертеться надо круг за кругом.Он стар, наш номер цирковой,Его давно придумал кто-то,-Но это все-таки работа,Хотя и книзу головой.О вертикальная стена,Круг новый дантовского ада,Мое спасенье и отрада,-Ты все вернула мне сполна.Наш номер ложный             Ну и что ж!Центростремительная силаМоих колес их победила.-От стенки их не оторвешь.По совместительству, к несчастью,Я замещаю зав. литчастью.* Навтлуг - окраинный район Тбилиси.


Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.

Автор записи: XTreme
Количество просмотров: 798

Смотрите также в данном разделе:  Форель разбивает лед (Михаил Кузьмин)

Если Вы являетесь обладателем авторских прав на данный файл или его компоненты, и не хотите, чтобы он размещался в библиотеке, пожалуйста, сообщите нам об этом.
Поиск
Например: Введение в языкознание
 Загрузить свой файл на E-Lingvo

Ссылки на другие сайты
 Обратная связь


Книги и файлы на
    английском языке
    немецком языке
    французском языке
    испанском языке
    итальянском языке
    португальском языке
    польском языке
    чешском языке
    украинском языке


Учебные материалы
  – Учебники
  – Краткие изложения
  – Рефераты, курсовые, дипломы
  – Шпаргалки, лекции

Художественная литература
  – Античная литература
  – Мифология, эпос
  – Древневосточная литература
  – Древнерусская литература
  – Древнеевропейская литература
  – Проза XVIII-XXI вв.
  – Поэзия

Научная литература
  – Лингвистика, русистика
  – Литературоведение
  – Древняя и античная литература
  – Русская литература XVIII века
  – Русская литература XIX века
  – Русская литература XX века
  – Зарубежная литература
  – Психология, педагогика
  – Философия
  – Маркетинг и PR
  – Культурология
  – Юриспруденция
  – История
  – Государство и право
  – Экономика
  – Религиоведение



  English version